Вилорий ТЭН. Человеческая капитализация

Удастся ли новому руководству страны переломить негативные тенденции в социально-экономической жизни государства? Вот на самом то деле главный вопрос дня, в котором все едины…

…Граждане нашей страны которые внимательно следят за официальной хроникой  наверняка обратили внимание на то, что практически каждый день президент страны Касым-Жомарт Токаев так или иначе обращается к социальной проблематике. В принципе, это неудивительно, ведь вопросы решения социальных проблем занимали  целый блок его предвыборной программы. Но,  теория-теорией, а то что декларируемые намерения похоже получают свою практическую реализацию,  не может не вызывать «осторожный оптимизм»,  ( как выразился сам Касым-Жомарт Кемельевич еще будучи премьер- министром). Ведь пресловутая «социалка», это то,  с  чем  все без исключения казахстанцы сталкиваются практически ежечасно,  и от состояния которой, зависит не только условия  жизни людей, но и стабильность самого государства. Не секрет, что любые социальные проблемы являются  признаком неправильного функционирования общества и потенциально свидетельствуют о властном вырождении. Хотя бы потому,  что обеспечить благополучие страны в неблагополучном обществе вряд ли можно.

Для начала, небольшая хронологическая подборка. В марте этого года, в ходе своей первой поездки по стране в ранге Главы государства,  Касым-Жомарт Токаев  достаточно четко обозначил основные приоритеты своей будущей социальной политики: «В числе первоочередных вопросов, которые беспокоят казахстанцев, - дефицит справедливости, а справедливость в обществе, в первую очередь, зависит от исполнительной власти. Задачей правительства, министров, акимов всех уровней, полиции, прокуратуры, судов является защита прав граждан. Это их конституционная обязанность, и в тоже время, гражданский долг… Необходимо создать условия для трудоустройства и профессионального роста наших граждан, прежде всего, молодежи… Главный фокус государственных расходов – это решение нужд простых людей. Вода, жилье, рабочие места, условия и инфраструктура для жизни наших граждан – все это беспокоит население страны. И эти вопросы мы будем решать. Работу министров и акимов я буду оценивать по результатам решения конкретных проблем…».

Еще чуть позже, исполнительной власти на местах были даны конкретные поручения с учетом специфики жизни каждого региона страны.

Не осталась социальная проблематика «за кадром» и во время «разбора полетов» митинговой активности некоторой части населения в июне нынешнего года: «Что касается демонстрантов – они действительно вышли на улицы с протестами. Сейчас проводится работа по анализу их требований. В основном это требования социального характера. Я не отрицаю, что эти вопросы существуют. В основном они исходят из того, что люди обеднели…»

Такая же озабоченность прозвучала и в ходе недавней  встречи с активом столицы : «Анализ ситуации, проведённой нами, говорит о том, что люди озабочены отсутствием работы. Поэтому выражают своё недовольство. Вчера я проводил совещание с акимами и сказал, что главный показатель их работы на своих местах будет – сколько рабочих мест они сумели создать и занять население. Конечно же, эта задача вытекает из общей задачи развития экономики страны. Экономика не может предоставить сегодня столько рабочих мест, сколько нужно, чтобы занять все население. Но к этому нужно стремиться. ..Выстроить полноценный диалог с населением и поднять на новый, более качественный уровень, медицину и образование…»

И вот на днях , Президентом заслушивается подробный отчет правительства о социально-экономическому развитию страны. Как следствие звучит констатация того, что социальная составляющая хоть и растет, однако источники пополнения не генерируются. А значит, действующий бюджет не сбалансирован и требует переформатирования.

В общем, как говорится- «процесс пошел». Бесспорно, определенный  опыт решения социальных проблем у Токаева есть – еще во время работы премьер-министром страны он твердо потребовал от подчиненных не «бумажных» а реальных результатов работы по этим направлениям : «Что касается деятельности акимов - глав областей, то их работа будет оцениваться именно по борьбе с бедностью и безработицей, а не по каким-то отвлеченным цифрам, которые, как правило, бывают неточными. Речь идет о совершенно конкретных показателях: сколько было создано рабочих мест, на какое число людей сократилась категория бедных в том или ином регионе…» И как показало время, безрезультатной работа тогдашнего  правительства не оказалась. Если на тот момент, когда он заступил на должность премьер-министра в 1999 году, за порогом бедности жили 40% населения, а безработными были 10%, то к 2002 году эти показатели сократились почти в два раза. Безусловно, скептики могут возразить, что на это положительно повлияла и общая мировая конъюнктура - мир уже начал отходить от очередного финансово-экономического кризиса, и Казахстан тоже не стал исключением, сделав свои первые шаги к незабвенным «тучным годам», о которых теперь остается лишь ностальгически вспоминать. Вне всякого сомнения, без напряженной работы руководства страны и эти самые «тучные годы» могли бы обойти нас стороной, как это случилось с некоторыми нашими соседями по региону. Но, тем не менее, все это уже в прошлом, а сейчас,  будет нелишним трезво прикинуть - какова же реальная обстановка в стране и что будет необходимо предпринять для ее стабилизации и улучшения?  

Я намеренно обойду стороной многие пышущие своей жизнерадостностью официальные статистические показатели. В конце концов, уровень своей жизни люди оценивают не по статистическим сборникам, а по наполненности холодильника, возможностям покупать качественные добротные вещи и ездить в отпуск куда -то дальше пригородных лужаек.

И вот здесь, те самые «отвлеченные цифры» вступают  с реальной жизнью в достаточно серьезное противоречие. Вот например, рост цен, который особо остро стал ощущаться после очередной девальвации и последующих качелей валютного курса. Конечно, в первую очередь резко подорожал весь импорт. Но это хотя бы понятно  и объяснимо. Но затем, стало наблюдаться ползучее удорожание и буквально всей продукции, произведенной внутри страны: продовольственных товаров, овощей, фруктов. Резко выросли тарифы за коммунальные услуги. А вот зарплаты у 90 процентов населения не только остались на уровне августа 2015 года, но и начались прецеденты их сокращения.  Капитально ударили по кошелькам казахстанцев стал рост цен на лекарственные препараты. Только за последние пару лет они подорожали в среднем на 40 процентов и некоторые весьма важные препараты  стали  в принципе недоступны из-за очень высокой цены.

Хватаются за голову и представители малого и среднего бизнеса, которые в один голос говорят о снижении бизнес-активности, о падении доходов их предприятий и соответственно, сотрудников этих фирм без исключения.

А вот любопытные данные одного из социологических опросов проведенных в прошлом году в южной столице страны: «В городе Алматы доля респондентов с доходами ниже прожиточного минимума составила 6% - в день они могут тратить менее 500-600 тенге . Из них 0,9% не могут покупать качественную еду, другие 5,1% - покупать одежду. Бедными, в свою очередь, являются 38,8% населения города - их расходы составляют менее  двух тысяч тенге в день. Этой прослойке хватает денег на еду и одежду, но не хватает на бытовую технику и платные услуги. Средним классом можно с натяжкой назвать только 12,5% населения, которые могут позволить себе покупку автомобиля, но не могут купить дом или квартиру. Верхним средним классом можно назвать лишь 1% – они могут купить жилье не в кредит».

Согласитесь, что это немного диссонирует с официальными заявлениями алматинских градоначальников о том, что средняя заработная плата в Алматы составляет порядка 205 тысяч тенге. На практике, это оказалось той самой «средней температурой по больнице», когда вакансия финансового топ менеджера предусматривает зарплату в 1 430 000 тенге, а рядового охранника, готовы  принять на работу в эту же фирму с окладом в 60 тысяч (данные только одного из сайтов по трудоустройству). В итоге, немудрено, что средняя зарплата этих двух сотрудников в теории будет выглядеть достаточно впечатляюще, как в старой притче «о половине курицы».  А на практике, когда таких топ- менеджеров один процент, а все остальные 99  процентов так или иначе вынуждены тщательно выверять свои повседневные расходы и постоянно корректировать их в пользу секвестрования? Можно ли говорить о качестве их жизни в сравнении с их преуспевающими единичными антиподами?

 Но это так, сугубо бытовые наблюдения,  которые есть у абсолютно всех жителей нашей державы. Но ведь и анализ глубинных причинно-следственных связей не может не вызывать серьезной тревоги.

В Казахстане не без основания принято гордится демографической политикой. И при этом забывать,  что по сути это «палка о двух концах».Ведь что такое рост населения? В первую очередь, это увеличение количество потребителей , большие потребности в ресурсах и усиление конкуренции за рабочие места. Все знают, что наиболее бедными в мире являются государства с большим количеством своих граждан. Теперь смотрим на Казахстан.  По нам есть вот такие выкладки - в 1990 году в Казахстане насчитывалось 16,2  миллиона человек. Затем, с 1994 года началась массовая эмиграция, к началу 2000-х население сократилось  до 14,8  миллиона, потом с учетом экономического роста ситуация выправилась и как сообщает Комитет по статистике -  сейчас в стране проживает около 18,2 миллиона человек.   Если в год в стране создается 30−40 тысяч новых рабочих мест, а естественный прирост - 260 тысяч человек, то вполне очевидно, что у страны в скором времени могут возникнуть серьезные проблемы.

Это можно проследить,  например,  по Узбекистану, где в 1990 году население было 19 миллиона,  сейчас практически 34 миллиона и уровень жизни упал практически втрое, вызвав огромную волну трудовой миграции и довольно жалкое существования той части общества, которое живет в депрессивных регионах страны.

 У нас в этом отношении конечно полегче. Но это только пока. Потому как, в настоящее время казахстанская экономика создает рабочих мест меньше, чем требуется молодежи, вступающей в трудоспособный возраст. В нескольких регионах прирост населения и внутренние миграционные процессы не обеспечиваются социальной инфраструктурой, что также влияет на будущее качество человеческого капитала. Вскоре, молодежи будет не только слишком много для имеющихся рабочих мест, но и квалификация ее не будет отвечать предъявляемым требованиям. И по сути, несмотря на многие громкие заявления у государства  до сих пор отсутствует целенаправленная программа по созданию недорогих для работодателя рабочих мест для людей с низкой квалификацией. При этом, как мы помним, наши фискальные органы планируют обложить налогом еще и самозанятых. Понятно, что налоги повышаются и становятся более разнообразными и изощренными тогда, когда государству не хватает бюджетных средств. А с ними в стране наблюдается явный дефицит.

Вот данные озвученные экспертами на прошедшей в прошлом году научно-практической конференции «Социальное государство в Европе, Китае и Казахстане: тренды и вызовы» : «Если в 2000 году доля налоговых поступлений от ВВП составляла более 26 процентов, то к сегодняшнему дню она сократилась до 13 процентов. То есть, даже девальвации не помогли сохранить красивую статистику. Это связано с двумя ключевыми факторами. Первый – несоблюдение сторонами (как государством, так и населением и бизнесом) условий общественного договора, согласно которому определенный уровень налоговых отчислений дает право требовать определенного качества государственных услуг и доступа к социальным благам. Второй – ни одна бюджетная программа не поддается контролю и мониторингу со стороны общественности и бизнеса. То есть, исполнительные органы сами их пишут, сами осваивают, сами за них «сидят» и сами же выводят капитал из страны…».

О государственных программах более подробно мы поговорим чуть позже, а пока разберемся- знает ли о социально-демографических проблемах сама власть?

Как выяснилось,  знает и не питает по этому поводу никаких особых иллюзий: «Экономика не может предоставить сегодня столько рабочих мест, сколько нужно, чтобы занять всё население. Но к этому нужно стремиться» - подчеркнул на днях Касым-Жомарт Токаев. И особо сосредоточился на том, что образно говоря людям все -таки нужно предложить, удочку, а не рыбу,  дабы избежать роста иждивенческих настроений. Вместо того чтобы самим зарабатывать себе на хлеб, некоторые люди всеми правдами и не правдами  стремятся получить адресную социальную помощь и различные льготы. Ну как в этой связи не вспомнить недавние выступления  кучки горластых «многодетных матерей» с пакетом уж совсем несуразных требований вроде заграничных курортов, бесплатных авиабилетов, предоставления квартир в элитных столичных ЖК  и льготным кредитование на автомобили по количеству детей в семье и т.п. Нормально это? Конечно же нет. А значит, к вопросу социального обеспечения людей надо будет подходить крайне индивидуально и вдумчиво:

«Всю эту работу нам нужно очень серьезно перестроить. Нам нужно четко понимать, кто в реальности, в действительности нуждается в социальной помощи. Им надо обязательно оказывать такую помощь. Кто может работать, но рассчитывает только на социальную помощь, с ними нужно проводить другую работу. Иначе ни один бюджет не выдержит такой нагрузки. И это совсем не значит, что страна откажется от социальной поддержки населения. Напротив, в скором будущем  будут подписаны целый ряд указов, направленных на развитие этой сферы. А пока нужно создавать достойные условия труда и  выстроить полноценный диалог с населением» - подчеркнул в середине июня этого года президент Токаев.

Вполне возможно, что среди тех поручений правительству которые были даны после заслушивания отчета значатся и меры по повышению реальных доходов и роста благосостояния граждан страны. По крайней мере, мы помним, что предыдущий состав правительства был отправлен в отставку Нурсултаном Назарбаевым именно из -за отсутствия системной работы по повышению качества жизни  и пробуксовки реформ в социально-экономической сфере. А ведь соответствующих программ на самом деле принято было немало. Например, программа развития продуктивной занятости ставит цель вывести из тени оставшуюся там часть экономики путем создания новых рабочих мест в «светлом» экономическом секторе. Программа развития агропромышленного комплекса направлена на решение проблем аграриев, которых в Казахстане насчитывается более 1,2 миллионов человек и лишить страну сомнительного статуса государства с огромными неиспользуемыми сельскохозяйственными территориями (доля аграрного сектора сократилась с 28 процентов в бытность КазССР   до нынешних 3,5 процентов).

Еще более существенно упал экспорт готовой продукции и средств производства - с 65 процентов (в общем объеме всего экспорта в денежном выражении) в казалось бы непростом и кризисном 1998 году, до сегодняшних 2,5 процента.

Есть и «долгоиграющая» программа индустриально-инновационного развития призванная решить задачу диверсификации экономики, создания несырьевых производств с высокой добавленной стоимостью, а также- повысить производительности труда. Ну а реформы в образовании, должны обеспечить эту «новую, передовую экономику» соответствующими кадрами. Однако, каких либо «прорывных результатов» из всего этого мы так к сожалению до сих пор и не увидели. Часть программ откровенно «буксует»,  еще часть реализуются непоследовательно, а основным показателем их эффективности, чиновниками на местах  ставится скорость освоения средств, а не общая результативность.

Поэтому отнюдь не удивительно, что в такой ситуации  говорить о нормальном развитии человеческого капитала было бы несколько самоуверенно. Скорей наоборот- именно население чаще всего было вынуждено расплачиваться за последствия неэффективных реформ. Со всем этим, собственно и предстоит бороться новому президенту и его команде (которую, ему по большему счету еще только предстоит сформировать в непосредственном рабочем процессе). С тем, чтобы это была именно команда единомышленников,  а не лихая хрестоматийная тройка «лебедь рак и щука». И уже с ними внедрять программы развития человеческого капитала, адаптированные для каждого региона, строго контролировать их выполнение и действенность принимаемых мер.

Что собственно и было высказано премьер-министру Аскару Мамину:«Эта политика должна быть эффективной с точки зрения повышения уровня жизни населения, поэтому должна носить выверенный адресный характер».

Что ж, курс вроде как определен. Теперь, как всегда, дело за практической реализацией.  Какой она будет, думаю, мы увидим уже в ближайшее время. И от этого будет зависть, чем сменится наш «осторожный оптимизм»-  жизнеутверждающим ощущением бодрости,  или наоборот - пессимистическими  разочарованиями и как следствие, очередной волной апатии общереспубликанского масштаба.  Безусловно,  гораздо предпочтительней был бы первый вариант, тот,  при котором единственным незаменимым ресурсом экономики остается человек – именно он стоит во главе угла любых решений и реформ и  именно по степени его благополучия оценивается успешность  любой страны мира. В глубине души наверное каждый из нас надеется, что, назовем это так: «Токаевский курс» окажется верным и эффективным.  

Рейтинг: 
Средняя: 4.5 (2 votes)