Айгуль ОМАРОВА. Человек дела

…В Алматы простились с человеком, под председательством которого было принято решение о государственном суверенитете Казахстана.

В горле ком. Трудно осознавать то, что не стало Серикболсына Абдильдаевича Абдильдина. Вроде вчера ещё звонила ему, чтобы поздравить с днём рождения. А сегодня уже Серикболсына Абдильдаевича нет с нами. Невозможно принять этот факт, ведь практически вся моя жизнь в Алматы была связана с этим человеком.

К стыду моему, я не смогла в эти дни вспомнить то, как мы познакомились. Помню только кабинет с высокими потолками, и навстречу из-за письменного стола встаёт седовласый человек, которого ко времени знакомства много раз наблюдала в зале заседаний Верховного Совета 12-го созыва. Каждый председатель парламента оставил свой след в истории страны, но у Серикболсына Абдильдаевича этот след особенный, ибо на его долю выпало многое. Достаточно было бы сказать, что именно под его председательством Верховный Совет 12-го созыва принял решение о государственной независимости нашей страны. Но было ещё и многое другое. Не могу не вспомнить о том, что этот состав оказался историческим во всех смыслах. Во-первых, это были самые демократические выборы, несмотря на то, что ещё действовала КПСС и система имела жёсткую вертикаль власти. Но более 2 тысяч человек в 1990 году, боровшихся за 360 депутатских мандатов, - самое яркое свидетельство того, что выборы проходили демократично. Естественно, что тогда в парламент (буду так называть Верховный Совет) могли попасть только незаурядные люди. Так оно и было. Не могу не вспомнить только несколько имён: Мараш Нуртазин – один из лидеров шахтёров Караганды, Марат Оспанов,  победивший на альтернативных выборах нескольких ставленников Актюбинского обкома КПСС, Ермухамед Ертысбаев, популярности которого в Карагандинской области в те годы могли завидовать многие. Это и Виктор Водолазов – руководитель организации казаков из Уральска. Владимир Чернышов из Кустаная, резко критиковавший  коммунистов Кустанайской области.

Понятно, что управляться с такими людьми было трудно. Но Серикболсыну Абдильдаевичу это удавалось с блеском. Не помню, чтобы он повышал голос, усмиряя разошедшихся коллег. Говорил негромко, но веско.

Многим нынешним депутатам трудно представить себе атмосферу тех дней, когда президенту страны прямо с трибуны говорили нелицеприятные вещи. Но так было. И говорилось  для того, чтобы решить многие  проблемы. А их у только что рождающегося суверенного государства было немало. Требовались новые законы, чтобы запустить экономику на новый лад.

Запомнился один эпизод. Идёт заседание Верховного Совета 12-го созыва. Впереди сидит Абдильдин. Сзади него разместился Назарбаев. Депутаты один за другим нещадно критикуют исполнительные власти. Видно, что президенту страны это не по душе. Он пытается что-то сказать, но в общем гвалте его не слышно. И вдруг тишина и на весь зал Серикболсын Абдильдаевич произносит фразу: - Подождите, господин президент, пусть сначала народные избранники скажут, а потом вам предоставим слово (за точность слов не ручаюсь за давностью лет, но смысл был именно таков).

И действительно, только после выступлений депутатов слово предоставили главе государства, и он стал возражать против многих предложений парламентариев.

Несколько раз приходилось слышать позже от депутатов Верховных Советов 12-го и 13-го созывов, что будь Абдильдин ещё принципиальнее, то страна могла бы пойти иным путём. Возможно. Но для Серикболсына Абдильдаевича главным были как раз не конфронтация и желание настоять на своём. Нагорный Карабах, Вильнюс и Баку стали для него точкой отсчёта в работе. Произошедшее там принесло понимание, что нельзя ни в коем случае допускать кровопролития, ибо это чревато последствиями.

Но невозможно сказать, что Серикболсын Абдильдаевич проявлял себя как мастер компромиссов. Как раз нет, но, если он видел, что его мнение ошибочно, то мог принять иную точку зрения, лишь бы оно шло во благо. Немногие поняли его слова о событиях декабря 1986 года, когда он сказал, что это было не спонтанное выступление молодёжи, а организованное некими людьми, а молодёжь использовали для достижения своих целей. На него многие держали обиду за такие высказывания. А между тем, немногие помнят, что Серикболсын Абдильдаевич работал в те годы в Москве и, вероятно, уже тогда имел информацию о подлинных организаторах выступления на площади Брежнева в Алматы в отличие от нас.

Не могу не вспомнить и тот факт, что именно Серикболсын Абдильдаевич подписывал решение Верховного Совета об избрании 1 декабря 1991 года Нурсултана Назарбаева президентом страны. И Декларацию о независимости подписывал Абдильдин.

Верховный Совет 12-го созыва стал чрезвычайно важным в истории нашей страны. Нельзя не вспомнить, что именно он в апреле 1990 года ввёл пост президента республики, и Верховный Совет же 12-го созыва принимал решение об изменении названия страны. Помню, что споры о том, как называться, были жаркими. Депутаты один за другим рвались на трибуну, выкрикивали с места свои предложения. В день, когда было принято решение о переименовании Казахской ССР в Республику Казахстан, можно вообще назвать управляемым хаосом. В той сумятице, которая тогда царила, лишь один человек сохранял хладнокровие. И имя ему – Серикболсын Абдильдин.

То, что предпринимал Верховный Совет, стало основой нашей страны. Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР, затем конституционный закон «О государственной независимости Республики Казахстан», первая Конституция суверенного Казахстана. Недаром многие аналитики называют тот период временем, когда у нас была президентско-парламентская форма правления. Однако некоторые лица из числа наиболее приближённых к власти людей посчитали, что рыночную экономику не построить при такой системе (а именно этот тезис был определяющим, когда «самораспускались» Верховные Советы 12-го и 13-го созывов, а потом принималась ныне действующая Конституция).

Всё это время с января 1994 года и по наши дни Серикболсын Абдильдаевич не оставался в стороне от большой политики. Уйдя в оппозицию, он пытался сплотить её, выдвигая предложения о формах её объединения. Критика деятельности властей, руководство Компартией Казахстана он сочетал с преподавательской и научной деятельностью. Компартию он возглавлял до 2010 года. Но затем решил уйти в отставку, рекомендовав вместо себя Газиза Алдамжарова – одного из самых видных депутатов, председателя Контрольной палаты Верховного Совета. Сам же стал больше внимания уделять публицистической деятельности.  Выпустил две книги: «Становление парламентаризма в Казахстане» и «Парламент Казахстана: от союза к государственности».

Так получилось, что особенно подружились мы с Серикболсыном Абдильдаевичем после 1993 года, когда после роспуска Верховного Совета он ушёл в оппозицию. А в 1999 году даже доводилось сопровождать Серикболсына Абдильдаевича на встречи с избирателями, когда он баллотировался в президенты Республики Казахстан. Скажу сразу, что тогда у Серикболсына Абдильдаевича была поддержка среди населения страны. Думаю, что со временем те события найдут своих исследователей. А всего Абдильдин два раза участвовал в президентских выборах.

На протяжении всех последних лет своей жизни Серикболсын Абдильдаевич оставался наиболее принципиальным критиком и оппонентом действующей власти. Возможно, это стало причиной того, что на похоронах не было официальных лиц. Что же, это их выбор. Но проводить в последний путь человека, стоявшего у истоков нашей государственности, - долг нынешних политиков, и это как бы даже и обсуждаться не должно. Вот в такие минуты, как заметил один из бывших депутатов Верховного Совета 12-го созыва, и проверяются люди, и раскрывается величие их души.

… Тяжело сейчас что-либо говорить. Для меня Серикболсын Абдильдаевич был старшим Другом, Человеком слова и дела. Надеюсь, что таким он останется и для других.

Пройдёт время. Уляжется боль. И тогда можно будет написать о нём всё то, что вспоминается из нашего многолетнего общения.

Рейтинг: 
Средняя: 3.6 (5 votes)