Брат арестованного грешит на Россию

Кому и зачем нужно «шитое белыми нитками» уголовное дело?

Четыре месяца назад ученый-философ Нурлан Алимбеков был арестован по обвинению «разжигание национальной и религиозной вражды». Ученый до сих пор находится в следственном изоляторе г. Шымкента. В ближайшее время должен состояться суд, на котором будет рассмотрен вопрос о его помещении в «психушку» в поселке Актас для прохождения «терапии». Мы связались с общественным защитником обвиняемого Оразымбетом Алимбековым, чтобы узнать подробности по делу в отношении ученого-философа.

- Недавно мой брат прошел экспертизу в республиканском психиатрическом диспансере в г. Алматы, - говорит Оразымбет. – Комиссия, проводившая экспертизу, не смогла определить, вменяем он, или нет. Они утверждают, что могут дать заключение лишь после прохождения им «лечения» в Актасе. Прокуратура и департамент Комитета нацбезопасности по Южно-Казахстанской области, получив результат данной экспертизы, спешно вынесли постановление о направлении моего брата в спецучреждение в поселке Актас. Адвокат моего брата Бектасов заявил, что никто не может быть направлен на принудительное лечение без соответствующего решения суда, и попросил ознакомить защитников с делом и направить его в суд. Однако прокуратура и департамент комитета нацбезопасности по Южно-Казахстанской области категорически отказались пересмотреть свою позицию. Руководство следственного изолятора Министерства юстиции в г. Шымкенте заявило, что не может направить заключенного в «психушку» без решения суда, и отказалось исполнить постановление. Им ничего не оставалось, как в спешном порядке ознакомить нас, защитников Нурлана Алимбекова, с «уголовным делом» и направить его в суд. Поскольку 16 декабря истек четырехмесячный срок, установленный в постановлении областной прокуратуры о содержании моего брата под арестом. А дальнейшее продление срока заключения – в компетенции Генеральной прокуратуры. Согласно нормам закона, они запрашивают уголовное дело, изучают его материалы, и только после этого принимают решение. В таком же случае  прокуратура и департамент комитета нацбезопасности по Южно-Казахстанской области снова оказались бы в неудобном положении.
Они до последнего момента не показывали нам уголовное дело, скрывали его. Теперь же, очевидно, что в нем нет ни одного доказательства, ни одного факта, дело «шито белыми нитками». Это даже не говоря о свободе слова, свободе переписки, обмена мнениями. Пусть по понятиям шымкентских чекистов и прокуроров, переписка есть преступление. Но даже при таком положении дел нет ни единого доказательства того, что письма, на которых и построено уголовное дело, написаны моим братом Нурланом Алимбековым. Письма, приписываемые моему брату, были отправлены с электронного ящика Chicago_chim@inbox.ru, принадлежащего некоему гражданину Jacob Brown jr., то есть Джейкобу Брауну младшему. ДКНБ заявил о том, что был вскрыт именно этот электронный почтовый ящик. Когда я ознакомился с уголовным делом, стало ясно как день, что и это не соответствует действительности. Письма были изъяты не с этого ящика, а с почты директора центра по обучению английского языка «Интерлинк Рисорсиз Инк, Центр Развития» Турекешова и его сотрудников. Мой брат на платной основе изучал английский язык в данном заведении. Весной прошлого года студентам центра были розданы учебные пособия. К учебникам прилагались аудиокассеты к урокам. Моему брату не досталось кассет, поэтому он обратился к руководству центра с требованием выдать кассеты, так он должным образом оплачивал свое обучение. Разгорелся скандал, в ходе которого американский руководитель центра перевел одного из ответственных сотрудников в другое место. На этом конфликт был исчерпан. А два-три месяца спустя в департамент КНБ по ЮКО поступает заявление от Турекешова. Разумеется, заявление не имеет ни малейшего отношения к конфликту по поводу нашумевших кассет. На электронный адрес центра поступило несколько писем, в которых имеются фразы «русский фашизм», «Путино-назарбаевский КГБ-гестапо», «Христианство для Чимкента – это религия оккупантов». Турекешов утверждает, что эти письма написаны Нурланом Алимбековым, и просит привлечь его к уголовной ответственности.

- Получается, что ваш брат был арестован по заявлению указанного центра?
- Указанный центр сослужил комитету нацбезопасности службу, был использован им. Во всех документах об аресте моего брата в первую очередь указывается, что от Турекешова поступило заявление. Что комитет нацбезопасности, рассмотрев данное заявление, проводит розыскные, следственные мероприятия. Как указывается в материалах дела, факт возбуждения Нурланом Алимбековым межнациональной, межрелигиозной вражды доказан.  Так, он взят под стражу. На самом же деле, все обстоит совершенно иначе. Внимательно вчитаемся в материалы дела: Турекешов написал заявление 29 июня 2007 года. А в период с 15 по 18 июня (то  есть за одиннадцать дней до этого) комитет национальной безопасности организовывает три секретные операции под кодовым названием «Халиф», в ходе которой за Нурланом Алимбековым ведется слежка, делается видеозапись. Более того, известно, что сбор информации о нем начат в январе 2007 года. В этот период были запрошены сведения о том, состоит ли он на учете в наркологическом диспансере, о том, кто является владельцем квартиры, в которой он проживает. Судя по всему, слежка за Нурланом велась задолго до того, как было сфабриковано дело.

- В чем же причина столь пристального «внимания» к вашему брату?
- Правозащитники и известные общественные деятели указывают несколько причин. В последнее время чекисты сильно подмочили свою репутацию в глазах населения страны: сотрудники  КНБ имели отношение к убийству известного политика Алтынбека Сарсенбайулы, сотни детишек в Шымкенте были заражены СПИДом и т.п. Все это подрывает авторитет КНБ. Поэтому они всячески стараются улучшить свой имидж, а с другой стороны, показать, что «не жалея живота своего», трудятся во имя безопасности страны, доказать, что еще нужны Акорде. Все это отражается в отчетах. Похоже, что в их списке должны быть не только «хизб-ут-тахрировцы», террористы, но и «разжигатели национальной, религиозной вражды». Для этого их «выбор пал» на моего брата, у которого нет «дяди с волосатыми руками». Это - во-первых. Во-вторых, я не исключаю и второй версии, по которой, это может быть заказом Российских спецслужб. Потому что до этого Нурлан занимался множеством исследований, выпустил две брошюры, в средствах массовой информации опубликовал десятки материалов. Среди материалов на тему культуры, религии, истории были критические  высказывания не только относительно политического курса страны, но и об опасности стратегического партнерства с Россией. Сегодня не секрет, что Россия укрепила свои позиции и усиливает влияние на постсоветские страны, всеми силами пытается задушить антироссийские мысли. Точно такая же версия прозвучала в СМИ с уст некоторых политиков относительно смерти Алтынбека Сарсенбайулы и Заманбека Нуркадилова. Однако данное предположение не получило дальнейшего обсуждения.

- Каково сейчас состояние Нурлана?
- Разумеется, вас интересуют не только сломанное ребро и выбитые зубы моего брата, между строк вопроса скрыто сомнение «здоров ли он психически?». Ребро заживает. Что касается его психического состояния – то он совершенно здоров. Наличие сомнений – это «заслуга» активной деятельности следователя Турманова, назначившего судебную психиатрическую экспертизу, чтобы скрыть свои незаконные действия. Именно с его вмешательством было сфальсифицировано заключение психиатрической экспертизы. Об этом было написано в прессе с предоставлением доказательств. Сегодня для шымкентких прокуроров и чекистов остался лишь один способ избежать ответственности – упрятать Нурлана в «психушку». Это их единственный шанс не довести дело до суда, на котором дело будет рассмотрено по существу, выяснится, было преступление, или нет.

- Вы сказали, что уголовное дело направлено в суд. Не означает ли это, что будет выясняться, писал Нурлан эти письма или нет?
- Суд был и раньше. На нем рассматривался вопрос о содержании Нурлана под стражей или освобождении из ареста. Суд не обратил внимания на основание уголовного дела. Прокурор Журавлев заявил, что «его нельзя выпустить под расписку о невыезде, может сбежать». И суд поддержал его мнение. Здесь следует отметить, что в Шымкенте правят чекисты, а не закон. А как же иначе, ведь уголовное дело в отношении моего брата полностью состоит из фальсификаций. И прокуратура – орган, осуществляющий надзор за соблюдением законности – знает об этом. Если бы законы соблюдались, дело давно было бы прекращено. Однако прокуратура продолжает идти на поводу департамента КНБ.

Записал Шадияр Остемирулы
«Жас алаш», № 103,
27.12.2007г.
Рейтинг: 
Средняя: 4 (2 votes)

Комментарии

Ахъренеть!!!!

Это типа Путин лезет в внутренние дела КZ?

Вполне такая рабочая версия... Вполне.

Что за хуйню вы тут написали ?????????????????????????? На хуй этот козел сдался чекистам ??????

КНБ РК это есть подразд. ФСБ или ГРУ РФ

А я Верю!

Нужно что бы кто-то навел порядок, это так дальше продолжаться не может, что творится в Шымкенте, неужели этого никто не видит, силовые органы, устроили спекталь, ценой жизни ни в чем не повинных людей. Эти террористические группировки и это дело (это же мыльный пузырь)