Джанибек СУЛЕЕВ: Казахстан стремительно начал терять последние черты социально ответственного государства

Ситуация с самозанятым населением поставила правительство Казахстана в сложную ситуацию. С одной стороны миллионы самозанятых – это показатель неэффективности выбранной экономической модели и работы правительства вообще, с другой – все должны платить налоги. Власть Казахстана изыскивает варианты, чтобы самозанятые вносили в казну хотя бы минимальные взносы, дабы соблюсти хотя бы видимость уважения к присутствию государства.

Налогообложение людей, находящихся вне белого и даже серого секторов экономики осуществляется в рамках общей стратегии наступления на бедных. Бедность не порок и не основание для уклонения от налогообложения, но при этом отсутствие денег у самозанятых является объективным препятствием для их налогообложения.

Сегодня в Казахстане нельзя лишать человека единственного жилья, если в нем размер жилой площади не превышает 18 квадратных метров на одного проживающего. С 1 января 2021 года, согласно разработанному законопроекту «О восстановлении платежеспособности граждан РК», будет можно. Надежд на то, что Мажилис отклонит данную норму, крайне мало. Поскольку «народные избранники» только-только стали входить во вкус своих «расширенных» полномочий на «правительственном часе», как последовал окрик с самого верха попридержать депутатскую любознательность...

Охота за деньгами самозанятых и мелких должников в принципе не в состоянии компенсировать коррупции при бюджетных «распилах». То есть с одной стороны прииск с золотым песком, а с другой склад готовой продукции в виде золотых слитков. Но госфункционеры не ищут ключей от склада все усилия направлены на карманы мелких старателей с россыпных приисков. Все это требует просто колоссальных усилий по администрированию подобных мероприятий. Плюс вечные эксцессы исполнителей, ведь кадровый, интеллектуальный и организационный потенциал госаппарта в Республике Казахстан серьезно ослаблен в силу разнообразных объективных и субъективных причин. Государство в социальной сфере по отношению к рядовым гражданам может себя вести по-разному. При социализме оно строило и выдавало жилье бесплатно, а стоимость проживания в нем (в первую очередь услуги ЖКХ) редко когда являлась обременительной статьей расходов для жильцов. Еще есть модель, где государство регулирует отношения по жизненно важным вопросам: ипотека, цены на лекарства, черта бедности, пенсионное обеспечение. В Англии, например, пенсии по возрасту появились еще до победы советской власти в России. В Казахстане же действует модель, в которой государство помогает грабить население.

Ключевые черты системы, в которой государство помогает отбирать деньги у бедных, довольно выпуклые. Это фактический отказ от регулирования тарифов на горячую и холодную воду, электричество, общественный транспорт. Черта бедности при таком общественном порядке составляет 40% от прожиточного минимума, а сам этот минимум составлен по такой методике, что в реальности прожить на него просто невозможно. Закономерным итогом подобной государственной политики становится то, что аппетиты монополистов и банкиров упираются в низкую платежеспособность населения. И вот здесь правительство демонстрирует креатив и изворотливость в полной мере.

Единый совокупный платеж (ЕСП) – это сильный ход в многолетней охоте на самозанятых. Власть в кои то веки отошла от классических карательных вещей и пробует использовать …якобы пряник. Самозанятым предложено перестать прятаться, выйти на свет (в смысле государственного учета) и поделиться своими доходами. В силу того, что они сдаются сами, а не берутся государством в плен с бою, предусмотрены соответствующие поблажки. Уплата ЕСП будет означать автоматическое участие в системе медицинского и социального страхования, пенсионного обеспечения. Формально платеж можно считать символическим – 1 МРП (2405 тенге) для горожан и 0,3 МРП (722 тенге) для сельчан. Однако не факт что людям, с трудом сводящим концы с концами, данная схема покажется привлекательной. Фактически правительство косвенно признает: платежеспособность на селе в три с лишним раза проблематичнее, чем в городе. Если брать такие регионы как Жамбылская область, то в них отсутствие официальной работы в сельской местности просто повсеместное.

Для поисков налогооблагаемой базы государство прилагает реально титанические усилия. Успехи же в расширении этой самой базы очень скромные. По данным НПО, за три последних года новых рабочих мест в Казахстане не создано. Чиновники же заявляют о росте занятости в 0,15%. С одной стороны это 46 тысяч рабочих мест, а с другой стороны общепринятая арифметическая погрешность своей верхней границей имеет 3%. В общем, успехи более чем скромные.

Отсутствие рабочих мест, а следовательно и денег, заставляет людей залезать в долги. На этой почве все острее встает вопрос: чем бедные могут расплачиваться? Ноу-хау с запретом на выезд за пределы Казахстана для должников по налогам, штрафам и алиментам задуманного эффекта не дало. В категории задолженников процент путешественников оказался весьма незначительным. Самый очевидный ресурс для изъятия – это недвижимость.

Крыша над головой – это с одной стороны предмет первой необходимости, как продукты питания, одежда, обувь, жизненно важные лекарства, а с другой – достаточно емкая в финансовом отношении вещь. Проблема единственного жилья давно стала камнем преткновения во взыскании долгов. Но время идет и появляются новые инструменты. С 1 января 2021 года единственное жилье разработчики законопроекта намерены отбирать за долги.

Борис Парсегов является своего рода сертифицированным членом всевозможных общественных советов при государственных органах. Весьма характерно озвученное им предложение переселять оставшихся без жилья в приспособленные для проживания гражданских лиц казармы. За образец взята Германия, где из советских казарм сделали муниципальное социальное жилье, по своему уровню ниже эконом-класса.

Здесь главный вопрос не в том, где взять казармы для переоборудования, а почему вообще человека лишают жилья, если оно меньше 18 квадратных метров на одного проживающего? В Конституции слова про социальное государство еще не вычеркнуты, но по факту от него уже ничего не осталось. Члены общественных советов про Конституцию и здравый смысл уже не заикаются. Слабым утешением для несчастных выступает лишь то, что маленький переходный период имеется: до 2021 года еще есть время и можно успеть выплатить хотя бы ЕСП.

Внедрение ЕСП протекает неравномерно. В провинциальных населенных пунктах вроде городов районного подчинения многие чиновники за дело взялись рьяно и сразу возникли конфликты. Самозанятым предлагают оформиться в качестве индивидуальных предпринимателей и входить в соответствующий налоговый режим. Те в ответ пытаются получить статус безработного, но в Казахстане это чрезвычайно длительная и муторная процедура, изначально настроенная на то, чтобы официальных безработных числилось как можно меньше. Что касается депрессивных сел, то там власти опасаются ступать на минное поле – вероятность серьезных конфликтов очень высокая. А вот в Алматы, например, чиновники производят активную предварительную работу (составляют базы данных), но для начала собственно практического налогообложения ждут специальной отмашки сверху. В мегаполисе очень много самозанятых, а потому какой будет реакция на специальный налог для них – пока можно только гадать.

В советскую эпоху, ныне нещадно ругаемую нашими креаклами, в особенности национал-патриотического направления, был такой закон – нельзя выгонять из дома квартирантов посреди отопительного сезона (осенне-зимний период). И если выгоняемый на улицу человек, независимо от причин (ну кроме чисто уголовных) жаловался в партийно-советские органы, хозяину сдаваемой в аренду жилплощади приходилось очень даже несладко – ибо советская власть худо-бедно стояла на страже интересов самых обездоленных слоев населения. Нынешняя власть (банк?), администрация может выгнать, точнее, лишить жилплощади любого, кто не в состоянии платить ипотеку, оплачивать комнату в приватизированной кем-то общежитии в любую погоду при любой уличной температуре…

Все, о чем поведано в данном материале, зримо подталкивают лишь к одному печальному выводу: о чем бы не рапортовали в глянцевых отчетах об очередных успехах, допустим, повышениях пенсий, население только привычно вздрагивает от испуга, по той простой причине, что все знают: за такими вроде бы позитивными сообщениями грядет очередной виток повышения цен буквально на все… Что в свою очередь, обычно, только ухудшает социальную обстановку. С одной стороны государство заявляет о повышении пенсий. Но это же государства, с другой стороны, устами министра здравоохранения (ЗДРАВООХРАНЕНИЯ!!!) сообщает об урезании льгот для хронически больных (например, бесплатная выдача перечня лекарств). Что остается делать самозанятому или пенсионеру, страдающих от диабета? – в том смысле, как ему делить имеющуюся сумму между дефицитными (либо дорогими) лекарствами, оплатой постоянно повышающейся коммуналки и, скажем, едой и другим первоочередными нуждами? Увы, Казахстан стремительно начал терять последние черты социально ответственного государства.



© ИАЦ МГУ

Рейтинг: 
Средняя: 5 (1 vote)